Осень

Oct. 31st, 2014 04:19 am
koriolans: (Default)
Между тем за окнами самая прекрасная осень.
Пару недель назад нам вроде уже показали, что нас ждет в ближайшее время: ветра, снега, туманы и депресняк...
А тут вдруг дали передышку.

Пахнет листьями и землей.
На уже облетевших рябинах, в переплетении оголенных прутьев гроздьями висят ягоды - счастье, почти рай для оставшихся зимовать птиц.
Последние два дня тепло до неприличия.
Переходя Смоленку, люди перестали втягивать голову в плечи и ежиться от всестороннего питерского ветра.
А вечером в небе видны звезды. И огромный молодой месяц над горизонтом.
Осень.

koriolans: (Default)
Закрыли сегодня 25-й театральный сезон.
Посмотрели смешной капустник.
Покатались на кораблике по рекам и каналам, по Неве, вокруг Заячьего острова...
Потом народ разбрелся кто куда, по направлению к летнему отдыху, а мы с Тёмкой прогулялись от Мойки до Васьки.

Проходя мимо Исаакия и глядючи на муравьишек, карабкающихся по железным конструкциям - от колоколенки до колоннады, я вспомнил, как был таким же муравьишкой и забирался по этим же железячкам со своим младшим двоюродным братом Пашкой. Пашке было тогда лет 6-7. Мне, соответственно, на 8-9 больше.

Мы живенько взлетели по винтовой лесенке в чреве собора, вылезли на воздух и обнаружили, что предстоит вскарабкаться по довольно крутой висящей в воздухе арматуре. Пашка посмотрел вверх, потом вниз, потом побледнел, повернулся ко мне и сказал, что ему страшно и что он срочно хочет вниз.

Честно говоря, я испытывал примерно такие же чувства. Прожилки тряслись, хотелось оказаться внизу - и ну их, эти виды города! Тем более что день был пасмурный и уже даже накрапывало.
Сзади, со стороны лесенки, стали напирать другие посетители.
- Паша, но деваться-то некуда, - сказал я. - Здесь ведь только подъем - спуск с другой стороны.
- Я не пойду...
- Ну что, так и будем стоять? - нетерпеливо заворчал какой-то дядечка, выглянув из лестничного проема за нами.
Read more... )
koriolans: (Default)
Андреевский бульвар славен многими штуками - музыкантами, попрошайками, музыкантами-попрошайками, кафешками, магазинами и магазинчиками, рекламщиками, сующими бумажки с информацией о страшно прибыльном бизнесе и бесплатном сыре в мышеловке...

Полгода я шарахался от голоса, который настигал меня примерно на полпути на работу и проникновенным женским шепотом говорил: "Кофешоп кампани - кофе для тебя!"

Сегодня громкоговоритель от какой-то конторы, которая дает деньги взаймы, внезапно сообщил мне:

- Для получения денег нужен Колька Басков!

Я несколько обалдел от такого реприманда.
Подумалось: а Филька Киркоров вам не нужен?

Только пройдя несколько шагов, я допер, что Колька Басков тут вовсе ни при чем.
Просто встроенный в меня матушкой-природой слуховой аппарат дал сбой - ну или у рекламщиков были сильные фефекты фикции.

Нужен им был вовсе даже и не Колька Басков, а вовсе даже и Read more... ).
koriolans: (Default)
По дороге из больницы* вдоль ограды идут трое: мама, папа и маленькая девочка.

Строго говоря, идут двое - мама и папа. Девочка едет на папе, обхватив его за шею руками и обвившись вокруг него ногами, прижимаясь всеми силенками - которых, видимо, не так много.
Девочке совсем немного - четыре? пять? Я как-то совсем разучился определять возраст детей.
На голове у нее, несмотря на теплую погоду, повязана косыночка, на подбородке болтается больничная повязка.

Девочка смотрит по сторонам и впитывает в себя мир. Она почти непрерывно что-то тихо-тихо, еле слышно говорит - о том, что видит.
Вот деревья, вот с кленов падают вертолетики семян. Красивая машина едет. Дядя лысый идет (это я). А мы еще вернемся сюда? Собака бежит, только бы ее машина не задавила - нет, притормозила, все хорошо.

Солнышко светит сквозь кроны деревьев - и тени мелькают, мелькают, мелькают...

Мама идет чуть позади, чтобы видеть дочкино бледное, но такое подвижное и восторженное личико. В руках у мамы зеленый детский портфельчик-рюкзачок - пузатый крокодильчик. За спиной - свой рюкзак, черный и большой. На глазах у мамы слезы.

Папа прижимает девочку к себе, гладит по голове и то и дело целует в щеку, чуть касаясь, чтобы не поцарапать своей давно не бритой щетиной. Кажется, он тоже плачет - то ли от счастья, то ли от горя. Этого уже никогда не узнать...
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _

* Многострадальная 31-я на Крестовском. Если кто забыл, то вот: http://www.bbc.co.uk/russian/russia/2013/01/130123_stpete_hospital_31.shtml
koriolans: (Default)
Ну, вот оно и пришло!



Попробуем расслабиться и получить удовольствие - несмотря на испепеляющую жару, невыносимую духоту, несмотря на комаров и мух, а также прочие аллергии и радости.

В конце концов, цветущие сады бывают раз в год, а вино из одуванчиков созревает как раз сейчас, в этот самый месяц, который всегда проносится мимо как неуловимый Джо.

Ну и конечно же в это время наш городишко - самый прекрасный город на земле. Ночь мягкой рукой лишь касается шпилей, вздыбленных мостов и верхушек деревьев, - и тут же начинают свою песню утренние пичуги, как будто и не засыпали. Свет лишь на мгновение отлучился по делу - и тут же вернулся, чтобы вновь открыть город над вольной Невой сонному взгляду случайного прохожего.

"Здравствуй, Ленинград!.."



Пы.Сы.(почти в тему) Мы вчера посмотрели "Время женщин" в БДТ; кого интересуют впечатления - спрашивайте, отвечу :-)
koriolans: (Default)
Пошли погулять в весенний майский денек по любимому городу. Было тепло, хотя и ветрено. Неожиданно встретили около Петропавловки нашу замечательную n_actor, которая караулила свою очередную группу экскурсантов. В результате наша прогулка внезапно превратилась в водную.
Как-то раз мы специально шли на Нюсину экскурсию - и опоздали, помахав кораблику с берега. А тут просто гуляли - и успели!

В общем, вот он - "блистательный Санкт-Петербург" :-)))

koriolans: (Default)
На улице дают золотую осень. Прилавровый садик рядом с метро "Лошадь Александра Невского" засажен послевоенными тополями и поэтому неприлично зелен. Все остальное - в полном осеннем соку. В моем березовом дворе - Лориен. Листья падают медленно и нехотя, по одному-два. На Смоленском тополей почти не осталось, а клены, повинуясь поэту, оделись в багрец. Клены вообще хороши, а в эти две-три недели - особенно.

На Сенной деревьев почти нет, но и тут чувствуется осень - ею пахнет, и запах этот перебивает даже всегдашние местные миазмы. В уличных динамиках какого-то киоска играет "Адажио" якобы Альбинони. Причем "якобы" тут в квадрате: мелодию напевает какая-то поп-дива, с подвываниями и надрывом.

На Садовой открыли очередной аналог Макдональдса - закусиловку "Smiley". Открыли, видимо, давно, но заметил я ее только сегодня. Вспомнилась "American Beauty": "Smile! You're in Mr. Smiley!"
И тут же на эти слова лег псевдо-Альбинони, и мелодия обрела текст: "Сма-а-а-айл, ю'р ин мистер Сма-а-а-айли..."
На третьем такте внутренний Паваротти заныл последнее слово с другим ударением: "Сма-а-а-айл, ю'р ин мистер Смайли-и-и-и..."

Мимо проплывает Юсуповский сад во всей красе - еще один светлый валинорский островок среди мордорских асфальтов.
За Фонтанкой - белая птица на неопределенного цвета фасаде.
"Ну, вот я и дома".
koriolans: (Default)
Каждое лето меня высаживали на грунт - к бабушкам на дачу.
Контингент там был так себе - бабульки и дедульки + детвора типа меня (старше и младше).
По выходным приезжали родители детворы, становилось шумно и многолюдно, а на неделе было тихо-тихо, только самолеты летели высоко-высоко каждые 15 минут "на МурмАнск" (как говорил соседский дядя Женя).

За три летних месяца я так успевал привыкнуть к загородной жизни, что возвращение в город было практически переселением в иную жизнь, в параллельную вселенную. Снова надо было привыкать к метро (а ведь с электрички в "Рыбацком" сразу попадал в машинизированное подземелье - что может быть бОльшим контрастом пасторальным грядкам и широкому небу!), привыкать к лифтам, пешеходным переходам, к школе и урокам...
Да и люди в этих мирах жили разные. Ну как можно представить себе на даче, скажем, строгую школьную учительницу Татьяну Алексеевну? А в городе - тетю Веру, все лето проползавшую каком кверху в растянутых трениках на своих шести сотках?

Иногда миры все же пересекались.
Как-то раз, например, я встретил в городе заядлого грибника дядю Витю. Он подрабатывал гардеробщиком в каком-то учреждении, куда мне приспичило пойти (кажется, это была то ли поликлиника, то ли какой-то дом культуры).
Дядя Витя и на даче-то был знатным тормозом и с трудом узнавал меня, а когда я поздоровался с ним в городе ("Здрасьте, дядьвить!"), то у бедного дедульки натурально случился приступ каталепсии. Видимо, крепко его замкнуло - видел-то он меня в параллельной вселенной, а тут вдруг Евклид встретился с Лобачевским - и все. Программа выполнила недопустимую операцию и была закрыта.

Но самое сильное мое впечатление такого рода связано с другой дачей. Точнее, с участком под Сиверской, где мы в "лихие девяностые" "садили картошку", чтобы как-то выжить, ибо жрать что-то надо было.
С участком тем связано много всего интересного - может, как-нибудь расскажу. Сейчас же - о "коротком замыкании", которое произошло со мной там.

Была уже довольно поздняя для дачи осень - видимо, начало октября. Уж не помню, какие дела не позволили родителям и мне вовремя выкопать всю картошку, но факт остается фактом: к началу октября часть урожая была еще в земле.
Мама заболела, папа мотался по бесконечным командировкам, у меня началась школа, а урожай между тем пропадал - со дня на день должны были ударить заморозки и - прости-прощай!

"На дело" отрядили меня и - внезапно! - папину тетю, мою двоюродную бабушку, Екатерину Николаевну, в просторечии тетю Катю. Тетя Катя была довольно бесцеремонной особой, очень активной и напористой, с характером. Но это была дама, как говорится, комильфо: строгая, опрятная, в чем-то даже чересчур.

О том, что что-то не так, я стал догадываться на Варшавском вокзале, где мы с тетей Катей встретились. Нет, ничего особенного в ее облике не было, все как всегда. Но тут до меня внезапно дошло, что через два часа тетя Катя будет стоять на нашем участке. И помогать мне копать картошку.
И вот тут меня несколько замкнуло. Не как дядю Витю, но все-таки довольно сильно. Представить тетю Катю вне города было непосильной задачей. Тетя Катя и земляные работы - это было что-то совершенно несовместимое.
Мы добрались до Лампова (следующая за Сиверской остановка), пошли к участку по раздолбанной дороге, обходя лужи. Тетя Катя о чем-то трещала. Это была еще одна ее черта - она трещала без умолку обо всем: о политике, о Санте-Барбаре, о смесителях для ванной, о соседке снизу и соседе сверху, о том, что в магазинах опять пропала соль, а цены взлетели...

Было пасмурно, холодно и промогзло, вот-вот должен был пойти дождь. Когда мы добрались до участка, уже моросило.
Переодевшись под дождиком, мы начали копать. И вот тут меня замкнуло окончательно. Тетя Катя каком кверху копалась в земле, наманикюренными пальцами выковыривая из нее картофелины и кидая их в мешок. Полный сюр. Три мушкетера на Плющихе. Четвертый сон рабыни Изауры. Бесприданница наносит ответный удар.
Времени было мало - электрички ходили редко и, не поспей мы на нужную, до следующей при такой погоде ничего не стоило околеть.
Помыв руки на соседской колонке, мы закусили бутербродами и выпили чаю из термоса.
Картошки получилось довольно много: рюкзак, две тележки и большая сумка.

Темнело. Кое-как дотащились до станции. В город ехали уже в кромешной темноте.
Тетю Катю, видимо, тоже немного замкнуло, или же она просто устала - почти всю дорогу молчала.
Когда мы проезжали промзону, она вдруг сказала, глядя в залитое дождем окно:
- Как в блокаду...
- Что? - переспросил я.
- Жрать нечего, вот что! - отрезала она и снова замолчала.
Больше переспрашивать я не стал - знал, что тетя Катя о блокаде никогда не рассказывает, хотя прожила в городе все 900 дней.
- Поезд прибыл на Варшавский вокзал, просьба освободить вагоны, - пробубнил машинист.

Через час мы были дома. Миссия была выполнена.
Параллельные линии вернулись в свое нормальное состояние и продолжили путь.
koriolans: (Default)
Среди многочисленных путей, которыми я хожу по родному Васильевскому острову, есть путь от дома к Смоленскому кладбищу.
Пролегает он в том числе по улице Нахимова от Беринга до Наличной. Отрезок, прямо скажем, не самый приятный: огромная общага с одной стороны, круглосуточный магазин-стекляшка с другой, пятиэтажки-хрущобы...
На кладбище приятнее во всех смыслах: тихо, зелено, птички поют, на новых участках можно поразглядывать современную скульптуру, на старых - скульптуру дореволюционную. Отличий, прямо скажем, не очень много - здесь мода не сильно изменилась, а если и пищит, то крайне редко.

Но вернемся к улице Нахимова.
Если что на ней и можно разглядывать, так это окна. По окну можно попытаться понять, какие люди за ним живут: неряшливые, домовитые, чопорные, зажиточные, простые или с приподвыподвертом. Не факт, что предположение будет верным, но помечтать-то можно, правда?

Хожу я по Нахимова этим маршрутом уже много лет, а потому некоторые окна знаю довольно хорошо. Но одно из них особенно дорого мне в последние года два-три.
В этом окне перманентно высажена бабУшка. Она сидит на стульчике (или на табуреточке? за подоконником-то не видно...) и, подперев голову кулаком, смотрит на улицу. Просто смотрит. И утром, и днем, и вечером. В любое время года. Раньше окно на лето оказывалось зашторенным и бабУшка пропадала (видимо, ее пересаживали из городского окна в дачный огород). Теперь она сидит у окошка и летом.

Проходя мимо, первое время я просто отмечал про себя: снова сидит.
Потом начал улыбаться внутри себя: о, бабУшка! Потом стал улыбаться уже и снаружи :-)
Как-то раз бабУшка заметила мою улыбку и улыбнулась в ответ. Я расплылся еще шире :-)))
Где-то около года тому назад бабУшка не только улыбнулась, но и - внимание! - помахала мне рукой!
Улыбка моя превратилась в улыбку чеширского кота :-))))))
Естественно, я не мог не ответить и помахал бабУшке в ответ.
С тех пор мы постоянно "улыбаемся и машем" :-)

Мы совершенно посторонние друг другу люди: она для меня - просто бабУшка в окне. Я для нее - просто МЧ, проходящий под окном.
Но теперь, когда мне предстоит пройти этим маршрутом, я уже предвкушаю: сейчас будет окошко с бабУшкой!

Несколько раз окно пустело - и становилось тревожно: все ли хорошо, произошло ли неизбежного? Но, к счастью, через некоторое время бабУшка неизменно появляется на своем месте.

Вот и сегодня, проходя мимо, я привычно помахал ей рукой, она ответила - и на душе стало так свободно и легко!
koriolans: (Default)

Сонное летнее состояние, ничего не хочется, думалка не думает, крокодил не ловится. Только кокос растет - но это от нас не зависит. Это он сам по себе делает (и как это ему удается?).

Все как в тумане, и из тумана периодически выплывает нечто.

В метро, на "Василеостровской", компания итальянцев фоторгафируется на фоне двойных метродверей. Наверное, никогда не видели такого ("Итальянцы!", - как говорила со вздохом героиня Татьяны Пельтцер), поэтому очень радуются и чуть не прыгают от счастья, сшибая проходящих мимо угрюмых питерцев. Меня в том числе. Наблюдать за весельем со стороны приятно, поэтому я улыбаюсь и настроение неожиданно улучшается. "Братья Карамазовы" возвращаются из головы в телефон, где они живут уже второй месяц (читаются только в метро), голова готовится к походу до работы по жаркой улице.

На улице дует приятный ветерок. У барышни из рук выпадает рекламный листочек, заболтиво всунутый туда кем-то из несчастных людей, раздающих рекламу у метро. Барышня наклоняется, чтобы поднять выпавшее, но порыв ветра подхватывает листок, он улепетывает. Барышня разгибается, делает несколько шагов, опять нагибается, но листок, словно играя с ней, снова сбегает. Третья попытка оказывается удачной - прежде чем нагнуться, барышня наступает на беглеца, он трепещет, но оказывается в руках, а через мгновение - в урне. Не поверите, но питерцы в последнее время довольно часто доносят ненужное до урн.

У памятника Василию кого-то ждет паренек в два метра ростом - румяный, улыбающийся, пышущий здоровьем и силой. Тема про таких говорит: "Генофонд!" Прохожие оборачиваются, глядят на него, он глядит на проходящих мимо девушек, они - на него. Все улыбаются, играя в переглядки. Я наблюдаю за наблюдающими - особое удовольствие. Солнце отражается на лицах.

Захожу на рынок, чтобы купить бутылку воды на работу. Бабулька стоит у ларечного окошка, разглядывает пакетики с супом быстрого приготовления и считает медяки. На плечах у бабульки цветастый платок с тиграми. Продавщица нервничает - бабулька явно не купит много, а потенциальные покупатели проходят мимо и отовариваются у соседей-конкурентов. Наконец, бабулька выбирает пакетик, платит свои грошики, прячет добычу и кошелек в авоську, накидывает платок на голову (чем преображается до неузнаваемости - тигриный окрас делает ее седенькую головку большой и яркой) и трехает дальше.


За окном у меня шелестит огромная ива, по двору ходят церковные служки, клацают по клавиатуре издательские коллеги, щелкают мышки, скрипят сканеры. Слышен вертолет - где-то высоко, почти рядом с солнцем. Через несколько минут он сядет на газоне у Петропавловки, а я вновь буду ловить крокодилов в бесполезных текстах.
koriolans: (Default)
У светофора стоит большой белый пес на поводке. Серьезный и степенный вид, решительный взгляд, полная невозмутимость. В пасти - палка для бросания. Хвост медленно раскачивается из стороны в сторону. Пес оборачивается на хозяина: пора идти или еще нет? Пока нет. Стоим, ждем.

Сзади подбегает маленькая шмакодявка с выпученными глазками. Тоже на поводке. Рвется с него изо всех собачьих сил, что даже несколько удается - хозяйка явно прилагает усилия, чтобы сдержать это пятнадцатисантиметровое чучело. Чучело при этом еще и лает, да так, что невозможно понять, откуда в ЭТОМ может взяться СТОЛЬКО звука.
Однако же.
И лает шмакодявка не в пространство, а, как вы уже догадались, на белого степенного пса.

Тот сначала делает вид, что не замечает. Потом оборачивается. Потом начинает подавать признаки беспокойства. Наконец, всем своим видом пес показывает, что он сейчас ответит. Громко и внятно.
Но тут обнаруживается одно «но» - пасть-то занята палкой для бросания! И выпустить ее не представляется возможным.

Нравственные страдания пса продолжались несколько долгих мгновений, в течение которых шмакодявка оттянулась по полной и, насладившись триумфом, удалилась вместе со своей хозяйкой, гордая и удовлетворенная.

Пес успокоился, обрел прежнюю невозмутимость и зашагал вслед за хозяином через дорогу.

Ну и очевиднейшая мораль (без которой, собственно, можно было бы и обойтись, но уж пусть будет для чистоты жанра):
«О, как порой нам не хватает палки в пасти!»
koriolans: (Default)
На Андреевском бульваре зима. Не прошло и полутора месяцев зимы календарной, как наступила климатическая. Или как ее назвать? Погодная? Ну, в общем, понятно и так. Зима, в общем. Несмотря на отсутствующую температуру (на градуснике натурально нолик!).

А зима не только на бульваре - но и во всем городе. Сплошной "СНЕГОПАТ", как намедни сообщил "Яндекс". Смоленка, между прочим, наконец-то замерзла, Нева вчера пыталась это сделать (сегодня, наверное, у нее получилось, но мне в ту сторону сегодня не надо, проверю завтра).

Посреди андреевскобульварной зимы, в сумерках, звучит голос. Бархатистый бас, поющий под гитару.
Голос с шапкой перед собой стоит против того места, где раньше был кинотеатр "Балтика" (а ныне страшный новодел с бронзовым истуканом некоего Василия на пушке).
Издалека не очень слышно, что именно поется, но когда подходишь ближе, то наступает когнитивный диссонанс:

Взмывая выше ели,
Не ведая преград,
Крылатые качели
Летят, летят, летят!..

И все - басом. Глубоким и сильным.
При этом дяденька почему-то смещает акценты и тянет не те гласные, которые тянутся в канонической телеверсии:

Взмывая вы-ы-ы-ыше ели-и-и-и,
Не веда-а-а-я пре-е-е-еград,
Крылатые-е-е-е-е качели-и-и-и
Летят, летят, ле-е-е-е-етят!..

Самое сильное впечатление сегодняшнего дня, однако :-)))
koriolans: (Default)
Готовились к зиме все лето.
После двух лет длинных сосуль и слякотных мерзлых тропочек в непроходимых сугробах зима стала представляться привычным стихийным бедствием.
Бог, конечно, любит троицу. Но третий раз чего-то подзадерживается. Видимо, троицу не любит кто-то еще.
Уже вот Никола зимний, а на дворе по-прежнему середина ноября. Через три дня рассветет всего на несколько часов (если быть точным, то на 5 часов 55 минут). Кажется, будет идти дождь, и мы, как гадкие лебеди, будем плавать по необходимой воде, хлюпая демисезонной обувью, танцуя в темноте спальных районов, стараясь не угодить в топкие лужи. Ветер будет свистеть в черных сучьях и поднимать рябь на питерских водах. 
Тоже зима, однако...
Через четыре дня света станет на несколько минут больше, а там уже и Рождество, и - что самое невероятное - до майской круглосуточной белизны в небе останется всего несколько месяцев (если быть точным, то пять).
А пока мы ждем зимы. Сугробов и сосуль. Слякотных мерзлых тропочек. Кто-то ждет с надеждой (ибо для них без всего этого и зима не зима), а кто-то - с содроганием ("опять этот белый ужас!").  
Но все ждут, затаив дыхание и меланхолично рассекая питерские волны.
koriolans: (Default)
Ну, вот и настоящая осень. Уже зябко, но еще не холодно. Уже сыро и промозгло, но при этом почему-то спокойно и легко.
Как будто кто-то выдохнул холодом, и все наполняется красками, а потом исчезает, оставляя после себя только черные ветви на сером небе.
Запах листвы, смешивающейся с травой, желудями, гравием, лужами, землей. Запах листвы на гранитных набережных.
И вода в Неве постепенно густеет, наливаясь, выходя из берегов, просачиваясь в промокшие от дождей питерские грунты, сначала по ночам, а потом и днем спекая их морозной твердью, словно извиняясь за весеннюю и летнюю свою игривость, которая смыла в Финский залив еще несколько миллиметров Петербурга.
И ничем не заполненное пространство, которое надо заполнять собой - потому что больше нечем.
Поднимается и стихает ветер.
Тишина. Только деревья изредка роняют листья, беззвучно и навсегда ложащиеся на землю.
koriolans: (Default)
Чтобы вам не было совсем уж скучно читать дальнейшее, вот хорошая музыка для фона:



Вчерашняя ночь (с 23-го на 24-е) выдалась богатой на впечатления.
По пути от "Василеостровской" до Кронверка мы попали под дождь. Не сильный, но все-таки. Было уже к полуночи, город с облегчением вздыхал после жаркого дня, а мы шпарили через Биржевой мост к Иоанновскому, где нас ждала Нюсечка [livejournal.com profile] n_actor .
Как-то так случилось, что я первый раз видел Петропавловку со стороны Кронверка в ночном освещении. А когда с колокольни Петропавловского собора заиграл карильон - тут вообще можно было от восторга потерять чувства, чесслово! 
Разводные мосты с воды в этом году мы уже видели - на закрытие сезона добрые зрители во главе с [livejournal.com profile] alisa_veter подарили театру ночной кораблик.
А вот экскурсию [livejournal.com profile] n_actor мы послушали впервые, и с большим удовольствием. Кстати, нагло рекламирую и рекомендую всячески! Уж на что я любитель Питера, а и то узнал много интересного!
Во время прохода между Дворцовым и Благовещенским мостами с нами случился когнитивный диссонанс. Накрыло нас крепко.
Дело в том, что на крыше Меншиковского дворца обнаружились статуи. Их там никогда не было - по крайней мере мы их никогда не замечали - и вот те раз! Красиво подсвеченные, они выделялись на фоне темной крыши дворца и казалось, что стоят они там давным-давно. В общем, глюк!
Потом, когда водная экскурсия закончилась и мы дотащились на пешке через Биржевой мост и Стрелку до Университетской набережной, выяснилось, что глюка нет. Глюка нет, а статуи - есть: шесть штук! Мы даже остановились, достали свои мобилы и зафиксировали этот "мираж", как смогли.:



Дотащившись до дому к началу шестого утра и рухнув без задних ног, я даже не вспомнил про статуи. Утром, достав телефон, стал проматывать ночные снимки и убедился, что глюк мне не приснился. Стал гуглить в яндексовских новостях. И вот что нагуглил: http://www.5-tv.ru/news/43103/
Ну и последнее впечатление долгой-долгой ночи. То есть оно не было последним хронологически - ведь был еще огромный месяц и какая-то планета рядом с ним; были граждане, вповалку лежащие на лавочках вдоль Большого проспекта; был огромный кот-британец, смотревший на нас из окна первого этажа - в половине пятого он еще не спал, а высматривал редких прохожих... Но то, о чем я хочу рассказать напоследок, было таким незначительным и глупым, что если о нем и стоит рассказывать, то только напоследок.
Когда мы отщелкали Меншиковский дворец и разводные мосты, нам навстречу попалась некая подвыпившая тетя, по возрасту приближающаяся к пенсии. Кажется, до нас она пыталась пристать к каким-то иностранцам, но те ее проигнорировали. Поравнявшись с нами, она попросила:
- Позвонить дайте, а? - и заржала демоническим смехом.
Не дожидаясь нашей реакции, тетя сказала нечто такое, о чем мы думали чуть до самого дома. Сказала она буквально следующее:
- А Я - САМКА ТАКСИ!!!
Тёма предположил, что позвонить ей нужно было куда-то, где водятся самцы такси. Я предложил другой вариант, более прозаический и, кажется, более правдоподобный. На самом деле, тетя скорее всего спрашивала хе-хе :-) ).
Может быть, уважаемая публика придумает еще более подходящий вариант.
koriolans: (Default)
Был у нас в школе преподаватель географии... В очках, с бородой, лет под 40. Не помню, как его звали, кажется, Боб Саныч, но на все сто не уверен. На днях, проходя по Среднему, я его вдруг вспомнил. Добрым словом. Впрочем, обо всем, как говорится, по порядку.

Год был, дай Бог памяти, 89-й. В начале первой четверти, когда Боб Саныч первый раз появился у нас в классе, мы внимательно слушали его, записывали то, что он говорил. Потом всё мало-помалу изменилось: народ просёк, что Боб Саныч не может управлять дисциплиной, и началась полная анархия. Но поначалу всё было серьезно. 

Перво-наперво Боб Саныч велел нам всем купить атласы и контурные карты.
- Лучше всего покупайте в "Недре", - говорил он.
- Где? - переспрашивали мы.
- В "Недре" на Среднем. Это магазин такой. Там всякие книги по геологии и географии продаются. Рядом геологический институт - так вот этот магазин к ним относится. Атласы и контурные карты там всегда бывают.
- А как туда доехать, в "Недру"-то эту? - интересовались мы. 
- Ну, например, на трамвае... 
Дальше Боб Саныч подробно объяснил, как именно доехать до "Недры". 

Когда, строго следуя его указаниям, я доехал до магазина, то увидел на нем огромные синие неоновые буквы: "НЕДРА". 
"Ну вот и она родимая, - подумал я. - Название, конечно, странноватое - недра... выдра... тундра-полундра... сколопендра какая-то! - ну и ладно, лишь бы атласы были".
Атласы и контурные карты действительно были в этой самой "Недре" в изобилии.

Несколько лет подряд я ездил туда, покупал необходимое. Потом необходимость отпала, а потом и магазин исчез, появилось на его месте что-то промтоварное, потом что-то продуктовое, потом магазин "Дети". Но всякий раз проходя мимо этого дома на Среднем, я краем сознания отмечал: "Здесь раньше "Недра" была... Я тут контурные карты покупал..." И вспоминал Боб Саныча...

И вот на днях... Вы не поверите, но все эти годы ваш покорный слуга даже не задумывался, что же это за "Недра" такая! А тут вдруг - осенило. И ведь про освоение недр кругом талдычат, и про недра природы мильярд раз слышал - и на тебе, ходил все эти годы не мимо "Недр", а мимо "Недры"!!!

Спасибо вам, дорогой Боб Саныч, за наше счастливое детство!
koriolans: (Default)
Лето нынче началось за день до лета.
По пути на работу выясняется, что можно было не тащить с собой куртку. Более того, можно было надевать рубашку с короткими рукавами. А вот темные очки - в самый раз: солнце палит знатно!

На Андреевском бульваре туристы вовсю щелкают фотоаппаратами: ну как же! воробьи плещутся в питерских фонтанах!

Мамаша разговорилась с подругой, а любопытное дитё в это время, перегнувшись через гранитный парапет, старается достать монетки со дна фонтана.
- Упадешь, - говорю.
Дитё оборачивается, хлопает голубыми глазами и очень серьезно говорит:
- А я вапще тут только денюшку хочу, - и показывает на воду, мол: "Помоги, дяденька, ты ж вон какой большой!"
Мамаша реагирует на голос ребятенка, кидается оттаскивать его от фонтана:
- Сколько раз тебе говорить! Не лезь в воду!
Ребятенок, конечно, начинает выть: обидели, не дали копеечку! А день защиты детей - только завтра, так что полный финансовый бесперспективняк на сегодня...

В небе самолет рисует белую линию, которая пересекает колокольню собора и устремляется куда-то к солнцу, туда, куда лучше не смотреть - рискуешь ослепнуть даже в темных очках.

Вечером еще жарче. Гуляем с Тёмой по набережной до Горного, потом по Большому. Около Покровской больницы уже я играю роль туриста и достаю щелкательный прибор, ибо не щелкнуть это - невозможно.

Потом доходим до Гавани. Над заливом летают чайки, на бетонных прибрежных конструкциях разложили свои телеса жаждущие до ультрафиолета, от асфальта пышет жаром.

На Наличной долго стоим под огромной белоснежной яблоней по соседству с кустом сирени.
Запахи переплетаются, голова кружится, лето окончательно наступило!
Что же было щелкнуто )
koriolans: (Default)
Воздух прозрачный, тихий и немного льдистый: земля еще не успела отдать весь холод, накопившийся в ней за зиму, а на Неве - ледоход.
Между тем солнце светит уже по-весеннему, а кое-где - и по-летнему. Птицы рассекают голубое небо в обрывках облаков.

За домами, там, куда не успело добраться солнце, зачем-то еще лежит снег, как будто надеясь пережить надвигающееся лето, цепляясь за недолгое время, отпущенное ему. Но и он, и лед на Неве, и холод, поднимающийся от земли, станут воспоминанием уже совсем скоро.

Наступает ночь, над городом загорается первая звезда и сразу же отражается в темных невских водах. Над ней проплывает ладожский лед, почти незримый во тьме, но отчетливо слышный - его шорох о гранит не перекрывают даже неизбежные городские шумы.

И - чайки. Они стоят на плывущих льдинах, глядя куда-то во тьму, не замечая ни непрерывного рокота города, ни тихого разговора льда с набережными, ни звезды в гаснущем весеннем небе. Они просто плывут по течению. Вперед. Всегда вперед.
koriolans: (Default)
Трое взрослых вменяемых интеллигентных людей - две дамы и ваш покорный слуга - стояли вчера около шести вечера на Большой Конюшенной и сосредоточенно жевали, глядя друг на друга.
В руках одной из дам был листок бумаги и скотч. Мы жались к стене дома, ибо надо было остаться незамеченными.
Дело в том, что сотрудники магазина, в котором по идее должен был быть Кофе-хауз, а на деле его там не было, наотрез отказались повесить на своих дверях объявление, напечатанное на вышеупомянутом листке бумаги, о переносе мероприятия на Малую Конюшенную [кто дочитал это предложение до конца - молодец; кто понял его смысл - молодец вдвойне].
Прилепить скотч к пыльной и изгибистой питерской стене оказалось делом непосильным - не лепится, хоть ты убейся!..
И вот тут-то в голову... точнее, сразу в три головы... пришла здравая мысль: ЖВАЧКА!
И трехголовый змей-горыныч стал жевать! Сосредоточенно и серьезно. Судорожно сглатывая и торопясь - ибо мероприятие уже начиналось на соседней Малой Конюшенной.
В итоге листок был прилеплен к стене, произнесено неизбежное в таких случаях "Вроде держиццо", и уже не вполне вменяемые, но в душе все еще интеллигентные люди поспешили по направлению к обозначенной в только что повешенном ими объявлении точке.

Собственно, с результатами мероприятия можно ознакомиться здесь (с картинками одной из голов жвачного животного) или здесь

Profile

koriolans: (Default)
koriolans

January 2015

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
181920 21222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 28th, 2017 04:43 pm
Powered by Dreamwidth Studios